Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Поиск
г. Сарапул, ул. Красная площадь, 8
Наш адрес
+7 (34147) 3-20-40
Приемная

Товарищ Титова. Первый директор школы ФЗУ швейной фабрики

Вернуться на главную страницу конференции

Материалы публикуются в авторской редакции.
При использовании и заимствовании материалов ссылка на электронный ресурс обязательна.

История эта началась два года назад, листая сборник сарапульского краеведа, глаза выхватили фразу «Первым директором школы ФЗУ назначена Варвара Ивановна Титова.


Мастерами стали передовые работницы фабрики Зоя Федоровна Котельникова и Ольга Львовна Пономарева» [1,с.129]. На странице три фотографии, не на одной из них Варвары Ивановны Титовой нет. Фотографии с лицом серьезной молодой, среднего возраста и пожилой женщины много лет сопровождают мою жизнь и служат примером во всем: в отношении к работе, людям, достижении поставленной цели.


Варвара Ивановна Титова – моя родная бабушка, мама моей мамы Шкляевой Ираиды Константиновны. Зная, что девичья фамилия бабушки Титова, а в замужестве Котельникова, и владея информацией, что она действительно была директором школы ФЗУ швейной фабрики, соответствие фотографии и фамилии не складывалось в этой истории. Только первоисточники могли внести ясность в сложившейся ситуации. Целью данного исследования является представление подлинной фотографии и подтверждение деятельности Титовой Варвары Ивановны в должности первого директора школы ФЗУ швейной фабрики. Для достижения заданной цели, были решены следующие задачи: просмотрен домашний архив В.И. Титовой, изучен плоскостной фонд и фотоархив швейной фабрики в Управлении по делам архивов Администрации города Сарапула, состоялись встречи с родственниками и подругой семьи, сделан запрос по личному делу Варвары Ивановны в архив швейной фабрики. Итогом исследования являются представленные в данной статье материалы.
Варвара Титова родилась в селе Старая Студёновка Сердобского района Саратовской области 25 ноября 1914 года. Семья Ивана Федоровича и Евдокии Евстигнеевны была многодетной, из всех рожденных, в живых остались пятеро детей: Мария, Варвара, Петр, Аксинья и Ариша. Было и крепкое подсобное хозяйство крестьянина-середняка: лошадь, коровы, свиньи, куры. В годы коллективизации, когда в Старой Студёновке стали создавать колхоз, Иван Федорович подался на заработки в Сарапул. Почему был выбран именно этот город, остается загадкой. Одна из версий такова, что Иван Федорович, участвуя в трёх войнах, вероятно, пересекался на полях сражений с воинами 501 сарапульского полка в Первую Мировую войну, а по прошествии многих лет, сел на поезд или пароход и добрался до Сарапула. По другой версии, в селе говорили, что на Урале работы много. В 1928 году он жил в Сарапуле, приобрел дом по улице 3-й Кладбищенской и в 1932 году умер. Похоронен прадед напротив своей улицы, современное название которой улица Сергея Красноперова, на территории ныне существующего детского экологического центра, где в те годы находилось старое кладбище. Чем занимался Иван Титов неизвестно, но говорили, что он был крепким, коренастым, невысокого роста мужиком, дома, в Старой Студеновке, проводил времени мало, все воевал на полях сражений.


Дочь его, Варвара, вероятно, приехала в Сарапул в 30-е годы, а может быть и вместе с отцом и братом Петром, после окончания школы-семилетки. В годы становления молодой Советской власти, семилетнее образование считалось одним из лучших. К слову сказать, старшая сестра Варвары, Мария, не умела не читать, не писать, так как водилась с младшими сестрами и братьями. 10 октября 1934 года Варвара поступила на только что начавшую работать сарапульскую швейную фабрику швеей [2, с.111.]. Работая с первых дней на фабрике вместе с директором фабрики Ильей Федоровичем Толстобровом, она, на протяжении всей своей трудовой деятельности, находилась под защитой этого человека.


Илья Федорович, со своей стороны, видел в Варваре Ивановне надежного соратника, который с честью и достоинством выполнит любую поставленную перед ней задачу. В 1935 году Варвара Ивановна была назначена на ответственную должность сменного мастера в 1-й цех, а спустя год, в 1937 году, ее назначают начальником 3-го цеха [3, с.111]. Именно здесь, на фабрике, Варвара знакомится со своим будущим мужем, слесарем-наладчиком швейного оборудования, Константином Федоровичем Котельниковым.

 

В августе 1940 года молодые поженились. Варвара взяла фамилию мужа и стала Котельникова, но сообщила она об этом в отдел кадров фабрики или нет, неизвестно. Во всех приказах по фабрике до 1952 года Варвара Ивановна проходит под фамилией Титова, даже в 1952 году, исполняя обязанности начальника цеха, она проходит под фамилией Котельникова, а совмещенную должность сменного мастера исполняет Титова. Может быть, данная неувязка и привела к тому, что фотография с лицом малознакомой женщины аннотирована в сборнике местного краеведа неверно.
22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Муж Варвары Ивановны Константин Котельников 29 июня 1941 года уходит в числе первых сарапульских добровольцев на фронт.


20 июля 1941 года в семье Котельниковых рождается дочь Ира, которая никогда не увидит отца, а будет знать его только по фотографиям, бережно хранимым в семье. В феврале 1942 года рядовой Константин Федорович Котельников будет значиться в списках пропавших без вести в боях под Москвой, и Варвара Ивановна больше не выйдет замуж, сохраняя надежду на возвращение мужа [4,с.382].
Сарапульская швейная фабрика, в связи с военным положением, перешла на особый режим работы. О том, сколько продукции выпускалось в довоенное время, говорят следующие факты: «с 1935 по 1941 год выпуск готовой продукции широкого ассортимента швейных изделий составлял порядка 700 – 800 тыс. штук. Отправка продукции в Молотовскую, Свердловскую, Челябинскую, Омскую, Новосибирскую области и даже Владивосток» [5, л.1]. С момента объявления войны вся полуготовая продукция была снята с производства и складирована в тюки в производственных цехах. Квалифицированные специалисты-мужчины уходили на фронт, на их место вставали женщины, предварительно обучаясь на двухмесячных подготовительных курсах. Для изучения технологического процесса и ознакомления организации производства в Свердловск, на Госшвейфабрику, были направлены начальник лаборатории, технолог и сменный мастер одного из цехов. Рабочие фабрики в августе 1941 года начали трудиться по десять часов в две смены. Приказы руководителя предприятия говорили о полной уверенности в людях,так было и в отношении Варвары Ивановны. Приказ № 323 от 29.08 1941 года гласит: «Тов. Титовой предлагаю приступить к комплектованию бригад во II-ую смену». Товарищ Титова была в это время в декретном отпуске и считалась вернувшейся из декретного отпуска по приказу № 326 от 1.09.1941 года [6, л. 487, 490].


Кто остался водиться с полуторамесячным ребенком, сейчас говорить трудно. Гораздо позднее Ираида Константиновна скажет, что воспитывалась в садике, который работал круглосуточно, и для неё, дочери, было великим счастьем, когда мама, Варвара Ивановна, забирала ее домой хоть на один вечер или, если удавалось, на целый выходной день. В будни и в выходные дни у взрослых была одна мысль: «Всё для фронта, все для Победы!». Что такое Госзаказ в то время никому не нужно было объяснять, но именно из-за отсутствия своевременных поставок сырья, этот Госзаказ не выполнялся, людей (до 200 человек) вынуждены были снимать из-за простоя на другие работы, например на расчистку железнодорожных путей на станции Сарапул. Решая общежитейские и производственные вопросы, Илья Федорович Толстобров, директор фабрики, доверяет молодой, 27-летней, женщине одну из самых ответственных должностей на фабрике – начальник отдела снабжения. С 1 октября 1942 года Варвара Ивановна занимается всеми вопросами комплектации на фабрике от гвоздя и сена для лошади до «1/- поршней, 2/- компрессионных колец, 3/ - масляных колей, 4/ - распылителей к форсункам, 5/ - форсунки и других деталей для восстановления вышедшего их строя дизеля» [7, л.1]. Директор фабрики доверял Варваре Ивановне настолько, что во время своих командировок оставлял ее в должности исполняющего обязанности директора фабрики. Сегодня наводит на размышление этот факт,что за духовная сила была в этой маленькой, 158 см ростом, хрупкой женщине?


Какими человеческими качествами и достоинствами она обладала? По воспоминаниям друга семьи Тамары Федосеевны Онацкой (Бурениной) «Варвара Ивановна была человеком чрезвычайной честности по отношению к работе, к дочери и к окружающим, всегда позитивна, всегда выдержана, с тонким чувством юмора и с волевым характером, всегда готова придти на помощь нуждающемуся человеку, уверенная в себе. Про таких говорят: «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет». Кроме того, Варвара Ивановна была длительное время секретарем партийной организации швейной фабрики, истинный коммунист, с высоким чувством ответственности за людей и за производство».
Да, наверно, именно таким людям и можно было доверять не только самые ответственные участки производства, но и все производство. Благодаря весомой доле участия Варвары Ивановны в производственных процессах «в годы Великой Отечественной войны, коллектив фабрики, преодолевая все трудности военного времени, боролся за выполнение заказов для Красной Армии. В 1941 г - 493 тыс. ед., 1944 г - 831 тыс.ед. разных швейных изделий идущих на обмундирование Красной Армии было изготовлено» [8, л.1]. Война близилась к завершению, «наряду с выполнением заказов фабрика за 1944 год, выполнила десятки тысяч детских и других изделий из некондиционного сырья и мелких остатков. В результате этого фабрика имела накоплений от ширпотреба 222 тысячи рублей за 11 месяцев» [9, л.1]. За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны Варвара Ивановна Титова, в числе других работников фабрики, была удостоена одноименной медали, уже в должности директора школы ФЗУ швейной фабрики.


Медали и удостоверения к ней в семейном архиве не хранится. Вручили ей медаль или нет, остается загадкой, как и тот факт, что удостоверение выписано по приказу на Титову Варвару Ивановну, а она уже 6 лет, как Котельникова. Для Ильи Федоровича Толстоброва Варвара Ивановна остается все той же товарищ Титовой.
Илья Федорович, как руководитель и человек, остается верен себе и своим принципам. На самые сложные участки работы он направляет только самых ответственных людей, в которых был уверен, как в самом себе. В начале 1945 года выходит постановление Наркомата легкой промышленности об утверждении смет и отпуске фондов на организацию и содержание школы ФЗУ (фабрично-заводского ученичества), с общим контингентом 75 человек. Дату начала занятий было предложено установить не позднее 20 марта 1945 года. Но что-то не складывалось с открытием школы ФЗУ на швейной фабрике Сарапула. В начале марта в цехах стали появляться подростки от 13 лет и старше, а занятия в школе ФЗУ еще не начинались. И.Ф. Толстобров издал приказ о четком учете подростков, о строгом запрете использовании детского труда в ночное время и в выходные дни. Решать поставленную задачу нужно было незамедлительно. С 3 апреля 1945 года на должность директора школы ФЗУ швейной фабрики назначается Варвара Ивановна Титова. Товарищ Титова готовила классы для занятий, рабочие места для проведения практики, ремонтировала крышу, укомплектовывала штат и контингент, составляла сметы, программы по учебному и производственному плану. Школа ФЗУ с первой группой учащихся в количестве 26 человек приступила к практическим занятиям 11 июня 1945 года. Важно отметить, что во время подготовки школы ФЗУ к занятиям, Варвара Ивановна исполняла обязанности еще не вернувшегося из московской командировки вновь назначенного начальника отдела снабжения фабрики товарища Кравцова, а так же временно исполняла обязанности, уезжавшего в командировки, директора фабрики товарища Толстоброва И.Ф.
В сентябре 1945 года Варвару Ивановну направляют на совещание в Москву, организованное Милегпромом для завучей школ ФЗУ. Вернувшись в Сарапул, директору школы ФЗУ пришлось решать очередную задачу. В здание школы плохо поступал пар, нужно было возводить воздушную паро-отопительную линию через дорогу к зданию школы ФЗУ от котельной фабрики. Директор фабрики взял под личный контроль решение этого вопроса, и проблема была решена. Илья Федорович неоднократно поддерживал Варвару Ивановну в сложных ситуациях. Ежегодно, на два месяца, Варвара Ивановна уезжала на облечивание в санатории страны, имея тяжелое заболевание легких. Директор фабрики отпускал ее на длительный срок, понимая, что это заболевание было приобретено Варварой Ивановной на швейной фабрике. Она была практически инвалид, но продолжала с большим упорством трудиться. Гром грянул, когда в сентябре 1950 года в школе ФЗУ прошла проверка, Илье Федоровичу было предписано устранить все недостатки, выявленные в ходе данной проверки. Недостатки были следующие: малые площади для обучения, малая обеспеченность производственным оборудованием, низкий класс существующего оборудования. Занятость обучаемых на сельхозработах, предписывалось проводить только с разрешения министерства. Но самую большую озабоченность проверяющих вызвали два факта – двухразовое питание, вместо предусмотренного трехразового, хотя сумма, отпущенная на питание, использовалась в полном объеме и частичное отсутствие обеспечения учащихся одеждой и кожаной обувью.


Как можно объяснить сложившуюся ситуацию. По отчету директора училища за 1948 -1949 годы в школе ФЗУ швейной фабрики обучалось три группы по 25 человек в каждой. Девочки в группах были разновозрастные 6 человек младше 15 лет, остальные 69 старше. Учебно-производственный процесс проходил в отдельном одноэтажном здании, где находился пошивочный цех, оборудованный 24 машинами, двумя утюгами и столом для ручных работ. Два класса были капитально отремонтированы в 1949 году, перестелены полы, переложены печи, покрашены стены и побелены потолки. Практически отсутствовали наглядные пособия. По учебной программе проводились уроки организации труда и производства, швейное материаловедение, русский язык, технология пошива, математика, машиноведение, военное дело. Воспитательная работа заключалась, в основном, в проведении бесед, просмотре и обсуждении кинофильмов, проведении вечеров. Важно заметить, что все девочки прошли курс обучения бальным танцам, работал хоровой кружок. Девочки занимались спортивной гимнастикой в спортивной школе, спортивного зала в школе ФЗУ не было. Являясь членами ДОСАРМа, 15 человек занимались в стрелковой секции и 8 человек в радиокружке. Для третьего послевоенного года руководство фабрики и школы достаточно серьезно подходило к подготовке своих будущих кадров.
Отдельного рассмотрения заслуживают замечания в адрес руководства по организации питания. Девочки, обучаемые в школе ФЗУ, проживали на квартирах в частном секторе по всему городу. Для рационального использования времени и в результате отсутствия собственного пункта питания, учениц кормили два раза в день в столовой № 6 сарапульского Горторга, чтобы они не ходили вечером третий раз. Суммы, заложенные на питание, были израсходованы в полном объеме с полным отчетом по документам. Другой вопрос с обеспечением девочек одеждой и кожаной обувью. Финансов, отпускаемых Отделом учебных заведений Минлегпрома РСФСР, катастрофически не хватало, особенно на обувь. Суммы по 600 – 2000 рублей отпускались ежеквартально, на эти деньги можно было приобрести от 6 до 20 пар кожаной обуви, получалось, что только к концу обучения все три группы обеспечивались обувью. Претензии, высказываемые в данном случае, к руководству школы ФЗУ были не обоснованными, но разбираться в то время никто не стал. Почему одна из трех групп оказалась без обмундирования, судить сложно, и есть доля вины в этом руководства. На каждую девочку, в 1950 году, отпускалось обмундирования на сумму 864 рубля. Данная сумма делилась на две равные доли, 432 рубля – бюджетные ассигнования, 432 рубля оплачивали ученицы в течение года обучения. Комплект одежды включал одно полупальто х/б на вате, два платья х/б, две сорочки, две пары панталон, 1 пару ботинок, три пары чулок, 1 берет и одну шапку-ушанку. На момент проверки, группа учениц, набранная в феврале 1950 года на полуторагодичное обучение, оказалась вообще без обмундирования. Проверка была в сентябре. Ясно, что были весомые причины отсутствия обеспечения девочек обмундированием, тем более что все обмундирование поступало в школу ФЗУ через Удмуртскую республиканскую торговую базу Главлегсбыта г. Ижевска.


После проверки по приказу № 310 от 18 октября 1950 года «В связи с длительной болезнью директор школы ФЗУ т. Титовой Варвары Ивановны, а сейчас уходя временно на пенсию, считать необходимым директора школы ФЗУ тов. Титову В.И. от исполнения обязанностей директора школы ФЗУ с 14.10.1950 года освободить и по личной просьбе тов. Титовой В.И предоставить место лаборанта или техника-профировщика при лаборатории» [10, л.100]. На этом данную статью можно было бы закончить, но Илья Федорович Толстобров, ангел-хранитель Титовой Варвары Ивановны, да и всех своих подчиненных, принял решение о снятии директора с должности, только чтобы уберечь товарищ Варю от более серьезных последствий, а времена были суровые.


Через неделю, с 21 октября 1950 года, Титову Варвару Ивановну переводят на должность инспектора-методиста в отдел кадров. С имеющимся заболеванием Варваре Ивановне нельзя трудиться на производстве, но в 1951 году она руководит пошивочным цехом № 3, и за перевыполнение плана цех награжден переходящим Красным Знаменем.


С 6 сентября по 8 декабря 1952 года начальник пошивочного цеха № 3 товарищ Титова, ставшая Котельниковой по приказам фабрики, проходила курсы повышения квалификации в институте Минлегпрома РСФСР в г. Москве. В мае 1956 она изображена на фотографии с инженерами по изобретательству и рационализации института Минлегпрома РСФСР в г. Москве. С 1957 года Варвара Ивановна уходит с производства и занимает инженерные должности по охране труда и технике безопасности.


Болезнь прогрессирует, и в 1967 году Варвара Ивановна практически не выходит на работу. 1 июля 1967 года Котельникова Варвара Ивановна уволена со швейной фабрики по ст.47 «Ж» по болезни,


а 18 ноября 1967 года, не дожив неделю до своего 53-летия, она ушла из жизни. Самым большим желанием Варвары Ивановны было завершение обустройства выстроенного вновь в 1958 году дома со всеми удобствами: водопроводом, канализацией, водяным отоплением. Она мечтала, что дочь ее, Ира, продаст этот дом и уедет в Москву получать высшее образование.

Дочь, Ираида Константиновна, очень дорожила домом, любила его, вкладывая каждую копеечку в благоустройство быта. Высшее образование Ираида Константиновна так и не получила. Закончив Сарапульское педучилище, работала воспитателем и музыкальным работником в ясли – комбинате № 40, играла на фортепиано и освоенных самостоятельно баяне и аккордеоне, так же задорно, весело и ответственно, как работала и играла на баяне и гармошке когда-то ее мама Варвара Ивановна Титова (в замужестве Котельникова).

 


Примечания
1. Мельников А.А. «Сарапул просвещенный», Сарапул, издательство «Сарапульская типография», 2007 г.
2. Архив сарапульской швейной фабрики. Ф. 88,оп. 2, д. 577.
3. Там же
4. «Книга Памяти», т.6, Ижевск, издательство «Удмуртия», 1994 г.
5. Управление по делам архивов Администрации города Сарапула. Ф.88, оп.1, д. 51
6. Управление по делам архивов Администрации города Сарапула. Ф.88, оп.1, д. 36
7. Управление по делам архивов Администрации города Сарапула. Ф.88, оп.1, д. 51
8. Там же
9. Там же
10. Управление по делам архивов Администрации города Сарапула. Ф.88, оп.1, д. 90

Шкляева Светлана Леонидовна,
главный научный сотрудник МБУК «Музей истории и культуры Среднего Прикамья» города Сарапула,
заслуженный работник культуры Удмуртской Республики

Вернуться на главную страницу конференции