Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Поиск
г. Сарапул, ул. Красная площадь, 8
Наш адрес
+7 (34147) 3-20-40
Приемная

Российский музей сегодня: к постановке проблемы

Вернуться на главную страницу конференции

Материалы публикуются в авторской редакции.
При использовании и заимствовании материалов ссылка на электронный ресурс обязательна.

Музей – это пространство, хранящее время. Музейное пространство формируется предметностью, и эта предметность – не простой набор артефактов, сгруппированных, организованных классификатором, рядоположенных, симметрично или асимметрично расставленных и т.п. По Аристотелю, вещь является единицей бытия. В музее вещь обладает бытием особым. Нам необходимо определить, каким, для того, чтобы ответить на вопрос: что есть музей?
Артефакт вне зоны своего функционирования становится вещью ненужной. Но когда-то, давно-давно в древности впервые случился акт наделения ненужной вещи особым смыслом. Это пришло в голову мудрому человеку, ставшему первым хранителем исторической памяти. Этот человек открыл в себе способность вопрошать о прошлом через вещь, и эта вещь стала проводником по каналам памяти человечества. Передаваемая из поколения в поколение семейная реликвия свидетельствовала о хранимой семейной традиции. Реликвия, сохраняемая сообществом, удерживала его в рамках культурной традиции.
Вещь может заговорить только в особом пространстве, формируемом самой вещью, или предметностью, где главным участником мистерии является хранитель, заставляющий вещь раскрыть все свои коды. Это пространство есть музей во всем своем статусном многообразии от мемориального уголка до музея-заповедника.
Музейное пространство не просто вместилище и не просто хранилище. Главная функция музея – охранительная и не сводится к хранению артефактов, вынутых из ушедших эпох.
Значимость предметов определяется в музейном пространстве сущностностью, уходящей в глубины человеческого бытия. Бытийная тайна вещи из прошлого раскрывается человеку тогда, когда сохраняется связь времен. Человек никогда не сможет разгадать тайну египетских пирамид – здесь уже мост через бездну не восстановим. Неразгаданного человеком в природе естественной с каждым открытием становится все больше. Еще больше загадок и тайн в самом человеке. Об этом свидетельствуют артефакты, оставленные ушедшими эпохами и цивилизациями, перечислять которые нашей задачей не является. Мы лишь обращаем внимание на их наличие.
Человек осуществим только в космосе, или упорядоченной и освоенной реальности. Хаос чужд человеческой природе. Потери и утраты человеческих достижений, сокращающие пространство космоса, ввергают сознание человека в паническое состояние, чреватое цивилизационным разломом. Хранение цивилизационной памяти – это хранение кодов цивилизационного порядка.
Сегодня много говорят об утрате национальной идентификации, и не только российской. В своем стремлении облегчить усилия по установлению порядка – сохранению среды обитания , гуманизации всех сторон жизни – человек с легкостью поддается соблазну унификации. Современная среда обитания человека по большей части городская. И эта городская среда с повсеместным наступлением «третьей улицы строителей» обезличивается. Города становятся похожими друг на друга не только внешне, но и укладом бытования. Инсула, побочная дочь римской архитектурной мысли, дробит жизненное пространство горожанина. Нечеловекоразмерность и безликость городской среды, бессмысленная суета городской жизни не оставляют простора душе человеческой. Она не «шагреневая кожа» и сжиматься не умеет. Ей нужен комфорт естественности, где свободно открывается взор, настраивается слух на Другого, находящегося в непосредственной близости и непосредственно данного естественной чувственности восприятия без вмешательства каких бы то ни было технологий. Для этого человек сохраняет уголки подлинности, в которых сжатое пространство предметности взрывается до горизонтов пространства исторического.
Такими пространствами могут быть только музеи во всем их видовом разнообразии. Галереи, выставочные комплексы, заповедники, музеи-заповедники и тому подобные изобретения человечества различаются размерностью и статусностью музейного пространства, но одно их объединяет – сюда не доносится эхо разрушения, здесь исцеляется душа. Цивилизации не исчезают бесследно. Находится тот, кто перекидывает мост через бездну разрушения и хаоса. У него всегда есть имя и его появление строго датировано: он жил и умер, но успел сделать то, к чему был предназначен. Не каждый профессиональный историк назовет имя Чириако Пицциколли д`Анкона. Он был торговцем и антикваром, составил описи античных архитектурных сооружений Рима, планы города, первый путеводитель по Риму. Простая кропотливая работа. Но если бы не этот антиквар, не смог бы Альбер Камю в ХХ веке назвать Средиземноморье юностью мира. Все, что сосчитал, переписал, зарисовал д’Анкона – это ни больше и не меньше как спасение полного текста архитектурной и инженерной мысли греко-римской цивилизации [1, c. 81-83]. Современная цивилизация запросто обращается с кодами древнегреческого ордера и древнеримской арки. Для нас это классический архитектурный стиль. Нам в этой классике комфортно. В любых отступлениях от нее сохраняется возможность возврата к ее строгости и выверенности.
Православная цивилизация была спасена от полной невменяемости «Троицей» Рублева. Если б не этот молчаливый инок, не было бы трех цивилизационных измерений – Киевская Русь–Московская Русь–Российская империя. Простая и понятная идея единения открылась смятенной православной душе в пространстве небольшой иконы. Три ангела, три путника в вечности как утверждение истины единства – кода национальной идентификации [2, c. 45-50].
Свечной ящичек владимирской резьбы – в прошлом вещь обыденная для русского хозяйственного уклада. Но взгляд абрамцевской отшельницы Е.Д. Поленовой, чуткий к «интимной национальной ноте», угадал новые пространственные горизонты. История не терпит сослагательного наклонения. Но если бы не?.. Каким путем пошла бы русская архитектура рубежа XIX – XX веков. Если бы в это время не сложился интерес к русской домовой резьбе и деревянной архитектуре, не появился бы знаменитый гартмановский «теремок», а вслед за ним – роскошный дачный и павильонный стиль, прозванный презрительно «петушиным». Многие города сегодня сокрушаются о сожженной, разобранной, практически полностью утраченной архитектурной сказке, который подсказала русская изба, не было бы замечательного архитектурного феномена «русский модерн».
Проблемы сохранения культурного наследия напрямую связана с проблемами музея. Роль и значение музеев в сегодняшней России – предмет для дискуссий не из новых. Можно бесконечно решать проблемы посещаемости, нехватки экспозиционных и фондовых площадей, реставрации, технической оснащенности. Но трудно представить, что возникнет проблема выбора быть или не быть самому музею. Если есть музеи, значит они нужны, и вопроса: зачем? – не встает. Все функции музея: и исследовательская, и просветительская, и воспитательная, транслирующая, и аккумулирующая информацию – сводятся, в конечном счете, к одной – охранительной. Музей охраняет человека от самого себя, предоставляя ему возможность соотносить себя с эталонной заданностью человечности.
Сколько нужно человечеству музеев, чтобы сохранить цивилизационную вменяемость? Наверное столько, сколько их существует в наличной исторической реальности. Человек боится потерять память о самом себе. Сколько человек боится потерять, столько он и хочет сохранить. Современный человек уделяет значительное внимание особой зоне в пространстве своего цивилизационного присутствия, называемой «объекты культурного наследия». Хранители этой зоны подчинены требованиям Комитета Всемирного наследия, призваны выполнять Конвенцию об охране всемирного наследия, обеспечены возможностью патроната ЮНЕСКО. Сохранение культурного наследия – не только формулировка цивилизационной проблемы. Это уже сфера столкновения глобальных игроков на поле туристской и реставрационной индустрии, требующая новейших технологий, привлекающая в расширяющихся масштабах участников всех зон человеческой деятельности на государственном и негосударственном уровне [3].
Сохранение всемирного наследия – это мощный цивилизационный вызов, заставивший современное человечество расширить пространство музея до планетарного масштаба.


Примечания
1. Волкова П.Д. Мост через бездну. Мистики и гуманисты. – М.: Изд-во АСТ, 2016.
2. Изместьева Н.Н. Феномен Русской духовности – Ижевск: Изд-во ИжГТУ, 2006.
II Международный съезд реставраторов. 2015 – и Казань /материалы съезда. rcongress.ru/ru/materials (дата обращения 29. 09. 2016).


Изместьева Надежда Николаевна,
ученый секретарь, МБУК «Музей истории и культуры Среднего Прикамья» города Сарапула,
кандидат философских наук, доцент

Вернуться на главную страницу конференции