Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Поиск
г. Сарапул, ул. Красная площадь, 8
Наш адрес
+7 (34147) 3-20-40
Приемная Главы
МО "Город Сарапул"

Становление и развитие школы-коммуны № 9 имени Луначарского

Вернуться на главную страницу конференции

Материалы публикуются в авторской редакции.
При использовании и заимствовании материалов ссылка на электронный ресурс обязательна.

В начале ХХ века Россия переживала серьёзные социальные потрясения: Первая мировая война, Февральская и Октябрьская революции, противостояние гражданской войны привели к экономической разрухе и появлению в результате этих событий «армии беспризорников».
Кто это – «беспризорники»? Беспризорники – это дети, которые не имеют родительского или государственного попечения, не имеющие постоянного места жительства, соответствующих возрасту занятий, необходимого ухода, систематического обучения и развивающего воспитания.
Отличительными признаками беспризорности являются:
- полное прекращение связи с семьёй и родственниками;
- проживание в местах, не предназначенных для человека жилья;
- попрошайничество, воровство, бродяжничество;
- подчинение неформальным связям.
Беспризорники в начале 20-х годов прошлого столетия были предоставлены сами себе. Голодные, оборванные, забывшие, что такое домашний уют, любовь и забота близких, они собирались в группы, колесили по городам и деревням необъятной страны, невольно создавая криминальную обстановку. Создавшаяся ситуация потребовала от государства принятия чрезвычайных мер по спасению этих детей. В советской России борьба с беспризорностью стала политической задачей. Осенью 1921 года во ВЦИК образовалась «Комиссия по улучшению жизни детей», которую ещё называли ДЧК – детской чрезвычайной комиссией под председательством Ф.Э. Дзержинского.
Актуальность темы доклада обусловлена тем, что необходимо знать и учитывать на современном уровне педагогический опыт исторического прошлого в воспитании и обучении беспризорных детей, накопленный в результате деятельности школы-коммуны имени Луначарского.
Основной формой борьбы с беспризорностью было определение детей и подростков в учреждения интернатного типа по всей стране. Такой интернат был открыт осенью 1920 года Осинским отделом народного образования в Камбарке.


Дети поступали по направлениям уездного и волостного отделов народного образования со всех уголков страны. Их снимали с поездов и пароходов, дальше они поступали в приёмники-распределители, откуда работники милиции привозили их в школу часто без документов, свидетельствующих о личности ребёнка. Данную документацию работники школы оформляли на месте, иногда, чтобы определить возраст ребёнка, приходилось назначать соответствующую экспертизу.


Состав ребят, прибывающих в школу, по полу делился примерно поровну. Возраст детей был от 6-7 до 15 лет. Детей дошкольного возраста было немного, так как за ними требовался наиболее тщательный уход. По национальному составу большинство воспитанников были русские и в небольшом количестве – украинцы, татары, евреи, белорусы и др. Все они владели русским языком, за исключением двух-трёх случаев.
Количество детей за всё время существования школы (1920-1926 гг.) варьировалось: от 131 человека в начале своего существования, в середине их уже было 170, а в 1925 году числилось 84 человека. Количество воспитанников уменьшилось в связи с переорганизацией школы и с увеличением количества школ подобного типа в Уральской области. Обучение в школе, получали дети местных жителей, получившие общее название приходящих учеников, которых было соответственно от 29 до 22 человек. Всего за годы существования школы-интерната обучение и воспитание получили около трёхсот ребят.
Основными задачами школы-коммуны стали: накормить, одеть, вылечить, выучить, воспитать, приучить к труду беспризорных детей и дать им путёвку в жизнь. Вот как об этом пишет в своих воспоминаниях Т.А. Бузилов, учитель-воспитатель этой школы: «Всё надо было делать сразу, всё в первую очередь: постричь и помыть детей, одеть, обуть, накормить, усадить за парту и учить грамоте и труду» [1,с.16].

В начале, школа располагалась в здании бывшей женской гимназии (дом купца Ширшова), с увеличением количества детей общежитие и столовую перевели в бывшее здание двухклассной школы (в настоящее время – это территория машзавода). В дальнейшем, с развитием учебного процесса, появились учебно-производственные мастерские, которые стали располагаться в помещениях бывшей школы ремесленных учеников. Также здесь располагались жилые комнаты учителей и обслуживающего персонала.

В 1923 году школе было присвоено звание школа-коммуна им. Луначарского. В своих воспоминаниях Т.А. Бузилов этот момент подчёркивает особо: «Жили мы одной большой семьёй, довольствовались с одной кухни, вместе работали на огороде, переживали трудности и успехи школьной жизни. Поэтому справедливо школе было присвоено название – школы-коммуны им. Луначарского» [2,л.6]. Многие её выпускники получали квалификацию столяра и слесаря, по архивным данным, в этом же году 23 выпускника этой школы получили эти профессии.



Первым руководителем школы-коммуны стал опытный учитель Марканов Д.Р., окончивший Нижегородскую гимназию, и руководивший ею с 1920 по 1922 гг. Затем заведующим школой стал Т.А. Бузилов (1923 – 1924 гг.), работавший в ней с самых первых дней образования учителем-воспитателем, ведя курс обществоведения. После того, как Тарас Антонович перешёл на партийную работу в Камбарке (стал секретарём райкома партии), в 1925 году её возглавил Чунарёв Г.Л., который руководил ею до самого закрытия в 1926 году.
В то время не хватало опытных педагогических кадров, а те, которые остались не хотели учить беспризорников, поэтому Марканов пригласил работать в школу малоопытных молодых учителей, которые повышали своё педагогическое мастерство во время работы: Дьячкову Е.А. (Калашникову), дочь крестьянина, окончившую двухклассную школу, а затем краткосрочные курсы уже упомянутого Т.А. Бузилова, окончившего в Камбарке школу ремесленных учеников, Клёнова А.П., сына мелкого служащего, окончившего реальное училище, Климовских К.М., сына крестьянина, который окончил двухклассную школу, Дьячкова Е.К., сына кустаря, который также окончил двухклассную школу. Вместе с мужем создавала эту школу Марканова Т.С., которая окончила Нижегородскую ремесленную школу. Позже пришли и другие учителя-воспитатели: А.В. Шульгина, М.П. Кондюрина, Н.И. Денисова, М.П. Абакшина, обладавшие уже средним образованием.

К 1925 году в Камбарской школе-коммуне работало семь учителей-воспитателей, восемь мастеров, один делопроизводитель, один эконом, шесть технических служащих. Это заведующий столярной мастерской Потеряев М.И., заведующий пасекой Ипатьев, столяр И.И. Щекалёв, слесарь И.И. Парыгин, машинист М.В. Щербаков, кузнец Плешаков, а также А.Д. Багаев (нет данных, какую должность он занимал). «Коллектив подобрался дружный, никакой чёрной работы не избегали, исполняли всё, что требовала жизнь школы», вспоминал Бузилов. [3, с.52]
Организация жизнедеятельности школы проходила в трудных социально-экономических условиях: в стране был голод, свирепствовали болезни, отсутствовали элементарные средства жизнеобеспечения. Власть и ведомства выделяли минимум средств на содержание школы, их хватало только на заработную плату учителям (которая часто задерживалась), на то, чтоб обуть и одеть небольшое количество воспитанников. Слабое материально-техническое обеспечение школы-коммуны, привело к необходимости применить уникальный опыт самоорганизации. В школе весной 1921 года было организовано собственное подсобное хозяйство. Это был огород, где выращивали картофель, овощи и зерновые культуры, содержалось несколько дойных коров и рабочих лошадей. Волисполком передал школе бывшую купеческую пасеку. Мёд, который собирали на ней, служил большим подспорьем и позволял сделать питание разнообразным. Девочки доили коров, мальчики работали на конном дворе. Примерно в 1923 году была организована производственная мастерская. В ней работали несколько человек квалифицированных рабочих, бывших учеников школы ремесленных училищ, которые принимали заказы на изготовление товаров за «живые» деньги. В производственной мастерской выпускали следующую продукцию: колесные втулки, вытачивали железные концы колесных осей, также ремонтировали сельскохозяйственные орудия. Её сбывали камбарским кустарям-экипажникам, к примеру, в 1925 году было принято заказов на 146 рублей 20 копеек. Хотелось бы отметить, что камбарское экипажное производство славилось по всему Предуралью и Поволжью. Эти деньги шли на содержание школы. Школа-коммуна фактически находилась на самообеспечении.
Одежду, обувь, мебель, посуду, постельные принадлежности, гигиенические средства делали сами из подручных материалов. Из тех вещей, которые передал волисполком школе, конфисковав их у купцов и других зажиточных жителей, можно назвать гобелены, шёлк, модные туфли, фарфор. Эти вещи впоследствии ученики вынуждены были обменять на продукты. Вскоре школа приобрела швейные машины, на которых шили наволочки, бельё, платья и рубашки. Одеяла шили из лоскутов, стегали стрепками льна, а старую и поношенную одежду и обувь чинили, для воспитанников. Кухонную посуду собирали по всему посёлку, а консервные банки приспосабливали под кружки.
При всех материальных трудностях питанию детей уделяли особое внимание, воспитанники не голодали, даже в голодные 1922 – 23 гг. при строго урезанных пайках, их сносно кормили три раза в день: завтрак, обед и ужин. Меню старались разнообразить, сменялась заправка супа, а вторые блюда были каши, жареный картофель, пюре или винегрет из овощей. Мясо покупали на рынке и употребляли только в праздничные дни. Хлеб выпекали тоже сами в школьных печах, муку для этого получали нарядами на Трегубовской базе в сорока километрах от Камбарки. Норма хлеба в день была фунт (400 граммов) или полтора, а в голодные годы урезана. Чай заваривали из сушёной моркови, кофе готовили из поджаренных ржаных сухарей, не хватало соли, поэтому еду готовили почти без неё. Полностью отсутствовали сахар и кондитерские изделия, их заменил мёд. Старались соблюдать санитарно-гигиенические нормы: в выходные дни ходили в баню, вместо мыла, которого не было, использовали щёлок (раствор золы в воде).
Организация учебно-воспитательной работы в школе осуществлялась следующим образом: все воспитанники разделялись на звенья под руководством вожатых. К весне 1923 года в школе обучалось шесть классных групп, в которых учились не только свои ребята, но и приходящие ученики из посёлка. Двадцатые годы ХХ века – это время поиска новых форм и методов обучения и воспитания учащихся. Школа-коммуна в Камбарке тоже не стала исключением. Каких-либо стандартных программ и методических разработок не было, поэтому учителя школы сами выбирали ту или иную программу обучения, руководствуясь собственным опытом и профессиональным чутьём. За основу в образовании воспитанников была принята идея «Трудовой школы» Блонского, которая заключалась в тесной связи теоретического и практического обучения. Также применялись элементы бригадной методики занятий Дальтона-плана. В итоге остановились на программе «комплексного метода» обучения, на основе диалектической связи всех явлений в природе и жизни общества. Например, для одной темы «Лес» разрабатывался учебный план по ботанике леса, лес, как сообщество, географическое распространение леса, его экономическое значение, лесная промышленность и т.д. В комплексном плане учебный материал располагался от простого к более сложному по различным предметам. На этой основе писали сочинения, решали арифметические вычисления и задачи, производили геометрические измерения, проводили экскурсии. Таким образом, вокруг одной темы изучались все предметы, преследовалась цель сложного, многообразного, подчас противоречивого понимания характера окружающей среды. Как писал Тарас Антонович: «Сколько труда и энергии учителя тратили на разработку комплексов, просиживали целые ночи, то есть занимались творчеством». [4, с.53]
Классные комнаты были превращены в кабинеты и своеобразные лаборатории: русского языка и литературы, математики и физики, естествознания, географии. Вот как выглядел кабинет в школе-коммуне: если отсчитать девяносто шесть лет назад, то современному наблюдателю открылась бы следующая картина: при входе в кабинет, бросится в глаза масса предметов и материалов, расположенных на столах, этажерках и развешенных на стенах. Картины по ботанике и зоологии, разные гербарии, коллекции зерна, пород дерева, овощей и картофеля. Все эти материалы лежали в самодельных ящиках и пакетах, устроенных силами учащихся и преподавателей.
Учителя пытались привить вчерашним беспризорникам помимо грамотности любовь к труду, научить навыкам самообслуживания, воспитать активного и самостоятельного гражданина своей страны. С этой целью в школе был создан орган самоуправления – школьный исполком (в начале, назывался ученический), на который возлагались функции по соблюдению трудовой дисциплины, организации внутришкольной жизни. Под его руководством работали постоянные комиссии: хозяйственная, санитарная, учебная, культурно-просветительская и др. Возглавлял школьный исполком бессменно воспитанник Перевощиков.
Помимо хозяйственной и учебно-воспитательной деятельности, воспитанники активно участвовали в мероприятиях и в спортивных состязаниях Камбарки, состояли в спортивных кружках, участвовали в художественной самодеятельности. Ученики вместе с преподавателями ставили спектакли, а детский хор школы был гордостью посёлка. Их выступления проходили перед делегатами партийных конференций и съездов, на праздниках и т.д. В школе-коммуне были организованы два кружка – сельскохозяйственный и литературно-драматический, где готовили декламаторов-рассказчиков. В Камбарке большой популярностью пользовался виртуоз-плясун Халупов.
В 1924 году школой-коммуной в Камбарке был создан первый пионерский отряд из 23 пионеров (14 девочек и 3 мальчика). Также имелась сильная комсомольская организация, члены которой были активными помощниками педагогического коллектива в организации школьной и общественной жизни Камбарки.
Школа была тесно связана с общественной и культурной жизнью района. Её коллектив принимал активное участие во всех важных мероприятиях местного райкома партии и исполкома местного Совета. Семь педагогов состояли в коммунистической партии и партийном активе, были членами райкома и исполкома, организаторами политической учёбы комсомольцев, коммунистов, учителей. Они были вовлечены в политическое управление районом, образуя собой определённую элиту Камбарки.
Коллектив школы-коммуны также занимал ведущее место в ликвидации неграмотности жителей Камбарки, тем самым способствуя повышению грамотности населения и в целом, развитию образования. Большую работу в этом направлении провела учительница школы Денисова Н.И.. За ликвидацию безграмотности все её участники получили государственные нагрудные значки «Долой безграмотность» к десятилетию Октября. В 1922 году педагоги школы приняли участие в организации театра и Народного клуба, где ставились спектакли, пользовавшиеся большой популярностью в районе.
Таким образом, школа-коммуна им. Луначарского играла важную роль в развитии образования и общественно-культурной жизни Камбарки. Все её воспитанники получили путёвку в жизнь: одни продолжили учёбу в высших учебных заведениях, другие стали квалифицированными рабочими. Некоторые из них нашли родители. Самыми активными «коммунарами», кроме уже названных, были: Павел Иванов – поэт, Пётр Малых – художник, Ан. Бузилов – прекрасный декламатор и др.
В 1925 году началась реорганизация школы в профтехшколу и в 1926 году 50 старших ребят продолжили в ней обучение. Профтехшкола готовила слесарей, токарей, столяров-мебельщиков для развивающейся промышленности. В 1929 году на её основе создана школа ФЗУ для подготовки рабочих кадров Уралмашзавода, впоследствии из ФЗУ был создан литейно-механический завод в Камбарке, который стал градообразующим.
Изучив становление и развитие школы-коммуны им. Луначарского, можно сделать следующие выводы: школа стала родоначальницей профессионально-технического образования в Камбарке; подготовленные ею выпускники стали профессиональными кадрами для промышленности Удмуртии, Предуралья и Урала, внеся свой вклад в её развитие.
Воспитание и обучение детей-сирот в школе стало ярким примером успешной их социализации, создания своеобразной «самоорганизующейся общины», творческим подходом в организации учебного процесса, невзирая на тяжёлые финансово-экономические условия сложившиеся в стране. Данный накопленный опыт, важен и в настоящее время, когда после распада СССР и социально-экономического эксперимента в 1990-е годы снова появляется большое количество беспризорных детей.

Примечания
1. Богоявленский Л. Камбарские коммунары// Уральский следопыт,1980,№3
2. Бузилов Т.А. Школа-коммуна (Организация и работа Камбарской школы-коммуны)// Р-588,оп.1,д.12,л.1-8
3. Бузилов Т.А. Камбарская школа-коммуна. Профтехшкола. Школа ФЗУ, Камбарка,1958
4. Там же.

Сажина Светлана Леонидовна,
специалист (методист) по музейно-образовательной деятельности и просветительской работе
МБНУК «Музея истории и культуры Камбарского района»

Вернуться на главную страницу конференции